Решение Октябрьского районного суда г. Иваново от 9 июня 2016 года (по вопросам прохождения службы)


РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

09 июня 2016 года                                                                                                                                                                                                                 город Иваново

Октябрьский районный суд города Иваново в составе: председательствующего судьи Воркуевой О.В., при секретаре Н.,

с участием представителя истца адвоката П., представителя ответчика Л.,

рассмотрел в открытом судебном заседании в г.Иваново

«09» июня 2016 года гражданское дело по иску Г., к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ивановской области о признании приказа об увольнении незаконным, возложении обязанности по исключению и внесению записей в трудовую книжку, выплате пособия при увольнении и компенсации морального вреда.

УСТАНОВИЛ:

Г., обратился в суд с иском к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ивановской области (далее по тексту - УМВД по Ивановской области) о признании приказа об увольнении незаконным, возложении обязанности по исключению и внесению записей в трудовую книжку, выплате пособия при увольнении и компенсации морального вреда.

Исковые требования обоснованы следующим.

Истец работал в УМВД по Ивановской области в должности «***» до «***» 2015 года. «***» 2015 года был издан приказ об увольнении истца, основанием которого стало совершение истцом  «***» 2015 года административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.8 КоАП РФ. В приказе было указано, что действия, допущенные истцом, не соответствуют нравственным обязательствам, а также профессионально-этическим правилам поведения сотрудника органов внутренних дел, является нарушением п.п.1, 2 ст. 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Истец считает, что данный приказ является незаконным.

Постановление о привлечении истца к административной ответственности было вынесено мировым судьей судебного участка № «***» Ленинского района г.Иваново 20 мая 2015 года. Оно должно было вступить в законную силу 31 мая 2015 года, однако приказ был издан 22 мая 2015 года.

Уведомление о прекращении или расторжении контракта и об увольнении со службы было получено истцом 20 мая 2015 года, а подписано начальником 19 мая 2015 года, то есть до рассмотрения дела об административном правонарушении.

Из приказа от 22 мая 2015 года видно, что начальник УМВД назначил служебную проверку по факту совершения административного правонарушения.

Согласно п.8 ст. Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» до наложения дисциплинарного взыскания от сотрудника внутренних дел, привлекаемого к ответственности, должно быть затребовано объяснение в письменной форме. Перед наложением дисциплинарного взыскания по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в соответствии со ст. 52 настоящего Федерального закона может быть проведена служебная проверка.

Результаты проверки не были оформлены должным образом, с истца не было затребовано письменное объяснение по данному факту, в основу проверки было положено еще не вступившее в законную силу постановление о привлечении истца к административной ответственности, что нарушает общий принцип презумпции невиновности, предполагающий, что вина лица устанавливается лишь постановлением суда, вступившим в законную силу.

Выводы, изложенные в приказе об увольнении, о том, что действия, допущенные истцом, не соответствуют нравственным обязательствам, а также профессионально­этическим правилам поведения сотрудника органов внутренних дел РФ, нарушение п.п. 12 ст.13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» не мотивированы и не основаны на результатах проведенной проверки, являются надуманными и противоречат самому смыслу вышеуказанных статей.

В приказе нет ни одного мотивированного вывода о том, что совершение истцом административного правонарушения в нерабочее время является поступком, порочащим честь и достоинство сотрудника органов внутренних дел, нет обоснования указанного вывода.

С учетом заявления в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГПК РФ) Г., просит суд признать приказ № «***» л/с от «***» об увольнении со службы в органах внутренних дел Г., незаконным, обязать УМВД по Ивановской области исключить запись из трудовой книжки и личного дела истца об увольнении по п.9 ч.З ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», внести в трудовую книжку и личное дело истца запись об увольнении по пп.2 п.2 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», выплатить единовременное пособие при увольнении со службы и взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере «***» рублей. Кроме того, в процессе рассмотрения дела истцом было заявлено ходатайство о восстановлении пропущенного срока на обращение в суд.

Истец Г., в судебное заседание не явился, о месте и времени рассмотрения дела был извещен в порядке Главы 10 ГПК РФ, защиту своих интересов доверил адвокату П., В ходе рассмотрения дела он пояснил, что после увольнения в июне 2015 года он уехал к родителям. Там он находился до весны 2016 года. О вынесенном постановлении об административном правонарушении он узнал спустя значительное время, после чего была составлена и направлена жалоба. Факт управления автомашиной  «***» 2015 года в состоянии алкогольного опьянения не оспаривал.

Представитель истца адвокат П., действующая на основании ордера и доверенности, в судебном заседании просила удовлетворить заявленные требования в полном объеме по основаниям аналогичным тем, что изложены в иске. Также она поддержала ходатайство о восстановлении срока на обращение в суд, полагала, что

пропуск срока был вызван наличием уважительных причин, что было доказано в ходе рассмотрения дела. Также она пояснила, что в исковом заявлении было ошибочного указано о том, что с истца до увольнения не было затребовано объяснение. Такое объяснения бралось, истец это не оспаривает.

Представитель ответчика УМВД по Ивановской области Л., действующий по доверенности, в судебном заседании против удовлетворения исковых требований возражал. Полагал, что приказ об увольнении был вынесен в соответствии со всеми требованиями закона. Истцом был совершен проступок, в связи, с чем и была проведена проверка и вынесен приказ об увольнении. Также он просил суд применить последствия пропуска срока на обращение в суд со стороны истца.

Суд, выслушав лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, приходит к следующим выводам.

Судом было установлено, что Г., в период с «***» года по «***» года проходил службу в органах внутренних дел (л.д. 16-21).

«***» года начальником УМВД по Ивановской области был заключен контракт с Г., о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации в должности «***» УМВД России по Ивановской области (л.д.58-60).

«***» 2015 года врио начальника УМВД по Ивановской области был издан приказ № «***» л/с об увольнении Г., со службы по п.9 ч.З ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел). Основанием для вынесения приказа указано явилось заключение служебной проверки УМВД по Ивановской области от 13 мая 2015 года (л.д.73- 78). В соответствии с данным приказом выплата единовременного пособия при увольнении Г., не производилась (л.д.34).

Согласно ст.50 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 на сотрудника органов внутренних дел в случае нарушения им служебной дисциплины, а также в иных случаях, предусмотренных названным законом, могут налагаться дисциплинарные взыскания, в том числе увольнение со службы в органах внутренних дел.

Порядок наложения на сотрудников органов внутренних дел дисциплинарного взыскания установлен ст.51 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3, в соответствии с которой дисциплинарное взыскание в соответствии должно быть наложено не позднее чем через две недели со дня, когда прямому руководителю (начальнику) или непосредственному руководителю (начальнику) стало известно о совершении сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка, а в случае проведения служебной проверки или возбуждения уголовного дела - не позднее чем через один месяц со дня утверждения заключения по результатам служебной проверки или вынесения окончательного решения по уголовному делу. Дисциплинарное взыскание должно быть наложено не позднее шести месяцев со дня совершения дисциплинарного проступка. В указанные сроки не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника, нахождения его в отпуске или в командировке.

До наложения дисциплинарного взыскания от сотрудника органов внутренних дел, привлекаемого к ответственности, должно быть затребовано объяснение в письменной форме. В случае отказа сотрудника дать такое объяснение составляется соответствующий акт. Перед наложением дисциплинарного взыскания по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в соответствии со ст.52 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 может быть проведена служебная проверка.

Порядок и сроки проведения служебной проверки в органах внутренних дел, наложения на сотрудников дисциплинарных взысканий регламентированы Федеральным законом от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», приказом МВД России от 26 марта 2013 года №161 «Об утверждении Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации» (далее по тексту - Порядок), Указом Президента РФ от 14 октября 2012 года №1377 «О Дисциплинарном уставе органов внутренних дел РФ».

Согласно разделу второму Порядка основанием для проведения служебной проверки является необходимость выявления причин, характера и обстоятельств совершенного сотрудником дисциплинарного проступка, подтверждения наличия или отсутствия обстоятельств, предусмотренных ст.29 Федерального закона от 07 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции», а также заявление сотрудника. Служебная проверка проводится по решению Министра внутренних дел РФ, заместителя Министра, руководителя (начальника) органа, организации или подразделения МВД России, заместителя руководителя (начальника) территориального органа ВД России на окружном, межрегиональном или региональном уровнях, руководителя (начальника) структурного подразделения территориального органа МВД России на окружном, региональных уровнях, в составе которого имеется кадровое подразделение, в отношении сотрудника органов внутренних дел, подчинённого ему по службе.

Согласно п. 14 указанного выше Порядка проведения служебной проверки поручение сотруднику о проведении служебной проверки оформляется в виде резолюции на свободном от текста месте документа, содержащем сведения о наличии основания для ее проведения. Приказ о проведении проверки издается согласно п.24 Порядка лишь при проведении служебной проверки комиссией, что в рассматриваемом случае не имело место быть.

В судебном заседании было установлено, что «***» 2015 года в дежурную часть УМВД по Ивановской области поступило сообщение о том, что «***» 2015 года около «***» часов «***» минут в г.Иваново ул. «***» была остановлена автомашина «***», под управлением Г., который находился с признаками алкогольного опьянения. В ходе проведения освидетельствования на состояние опьянения у Г., было установлено алкогольное опьянение 1,31 мг/л, в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении по ч.1 ст. 12.8 КоАП РФ (л.д.62).

Согласно резолюции от «***» 2015 года начальник УМВД по Ивановской области по данному факту назначил проведение служебной проверки (л.д.61).

В ходе проведения служебной проверки «***»  2015 года Г., были даны объяснения о том,  «***» 2015 года около «***» часов он выпил спиртовую настойку, после чего ему позвонил знакомый и попросил срочно помочь. Он на своем автомобиле проехал к знакомому, пробыл у знакомого около 5 минут, после чего поехал домой. Остановился на светофоре, при включении зеленого сигнала светофора, с левой стороны по обочине выскочил автомобиль Мерседес, окатил его водой, в результате чего в его машине лопнуло лобовое стекло, и поехал далее. Он увидел, где автомобиль Мерседес свернул в парк, решил подъехать и сделать водителю замечание, после чего в его адрес была высказана грубая нецензурная брань. После этого водитель Мерседеса стал куда-то звонить. Проезжая около ДСК его остановил сотрудник ДПС (л.д.71-72).

Также объяснения были взяты с сотрудников ДПС, проводивших задержание транспортного средства под управлением Г., (л.д.63-64, 65-66). Инспектор ДПС К., пояснил, что они по заданию дежурного ГИБДД проследовали на

ул. «***» где увидели автомобиль, находящийся в ориентировке «***». Данный автомобиль был остановлен при помощи СГУ по ул. «***». За рулем находился мужчина с признаками алкогольного опьянения. В дальнейшем им оказался Г., который сразу им сообщил, что он является сотрудником полиции. От Г., исходил запах алкоголя изо рта. В присутствии двух понятых было проведено освидетельствование на состояние опьянения, показания прибора составили 1,31 мг/л. Был составлен протокол об административном правонарушении по ч,1 ст.12.8 КоАП РФ. Г., им пояснил, что осознает свою вину.

Указанные объяснения подтверждаются актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (л.д.67), протоколом задержания транспортного средства (л.д.68), протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д.69), протоколом об административном правонарушении по ч.1 ст.12.8 КоАП РФ (л.д.70).

Факт управления Г., транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения в ходе проведения служебной проверки полностью подтвердился, Г., данный факт также не отрицался. Как следует из заключения по результатам служебной проверки Г., нарушил требования к служебному поведению сотрудника органов внутренних дел, предъявляемых п.п.1, 2 ч.1 ст. 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в части, касающейся того, что во внеслужебное время сотрудник обязан исходить из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют содержание его профессиональной служебной деятельности; заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не совершать поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти. Действия, допущенные Г., не соответствуют нравственным обязательствам, а также профессионально-этическим правилам поведения сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. Также Г., были допущены нарушения требований п.4 ст.7 Федерального закона от 6 февраля 2011 года №3-Ф3 «О полиции», в соответствии с которым сотрудник полиции, как в служебное, так и во внеслужебное время должен воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнения в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции. Факт признания употребления спиртосодержащих напитков и осознание своей вины были учтены в качестве обстоятельств смягчающих вину Г., В связи совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, в отношении Г., установлено наличие оснований для применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения со службы по п.9 ч.З ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Заключение служебной проверки было утверждено начальником УМВД  по Ивановской области 13 мая 2015 года (л.д.73-78).

Таким образом, в судебном заседании было установлено, что имелись основания для проведения служебной проверки в отношении проступка, совершенного Г., 04 мая 2015 года, решение о проведении служебной проверки оформлено в соответствии с установленным порядком и принято уполномоченным на то должностным лицом. Порядок проведения проверки и сроки проведения полностью соблюдены.

В соответствии с п.9 ч.З ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342- ФЗ «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

О наложении дисциплинарного взыскания издается приказ руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере органов внутренних дел или уполномоченного руководителя. В случае временной нетрудоспособности сотрудника, нахождения его в отпуске или в командировке приказ о наложении на него дисциплинарного взыскания издается после его выздоровления, выхода из отпуска или возвращения из командировки. Сотрудник считается привлеченным к дисциплинарной ответственности со дня издания приказа о наложении на него дисциплинарного взыскания. Сотрудник органов внутренних дел должен быть ознакомлен с приказом о наложении дисциплинарного взыскания в течение трех рабочих дней.

Приказ о наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения был принят врио начальника УМВД России по Ивановской области.

Как следует из записи в личном деле (л.д.36) «***» 2015 года Г., получил трудовую книжку и копию приказа об увольнении.

Таким образом, в судебном заседании было установлено, что при привлечении Г., к дисциплинарной ответственности в виде увольнения в связи с совершенным им проступком, каких-либо нарушений допущено не было. Решение об увольнении было принято на основании надлежащим образом проведенной служебной проверки, при установлении наличия факта совершения Г., проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника органа внутренних дел, уполномоченным на то должностным лицом, сроки привлечения к дисциплинарной ответственности нарушены не были.

Доводы стороны истца о том, что на момент принятия решения об увольнении не имелось вступившего в законную силу постановления о привлечении Г. к административной ответственности по ч.1 ст.12.8 Ко АП РФ, не являются основанием для признания обжалуемого приказа об увольнении незаконным.

В силу ст. 12 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» сотрудник органов внутренних дел обязан знать и соблюдать Конституцию РФ, законодательные и иные нормативные правовые акты РФ в сфере внутренних дел, обеспечивать их исполнение; соблюдать установленные федеральными законами ограничения и запреты, связанные со службой в органах внутренних дел.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.1З Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342- ФЗ «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», п.4 ст.7 Федерального закона «О полиции» при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник полиции должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции.

Указанные нормы свидетельствуют о том, что сотрудник органов внутренних дел должен соблюдать определенные ограничения в поведении и определенные нравственные принципы не только при осуществлении служебной деятельности, но и во внеслужебное время.

Управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения свидетельствует о пренебрежении сотрудником полиции требований законодательства, контроль за соблюдением которого входит в его служебные обязанности, что, безусловно, наносит урон авторитету органов внутренних дел, подрывает доверие граждан к системе правоохранительных органов, которые призваны стоять на страже законности и правопорядка, и, несомненно, порочит честь сотрудника органов внутренних дел.

Суд полагает, что вышеуказанные действия Г., образуют нарушение п.2 ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ».

Тот факт, что постановление мирового судьи о привлечении Г., к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст.12.8 ч.1 КоАП РФ, на момент увольнения не вступило в законную силу, в рассматриваемом случае не имеет правового значения.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел, а также специфическим характером деятельности указанных лиц (Постановление от 6 июня 1995 года №7-П, определения от 21 декабря 2004 года №460-0, от 16 апреля 2009 года №566-0-0, от 25 ноября 2010 года №1547-0-0, от 24 октября 2013 года №1545-0).

Возможность увольнения со службы сотрудника органов внутренних дел, более не отвечающего указанным требованиям, предопределена необходимостью комплектования правоохранительных органов лицами, имеющими высокие морально-нравственные качества и способными надлежащим образом выполнять принятые ими на себя обязательства по защите прав и свобод человека и гражданина, соблюдению положений Конституции Российской Федерации, обеспечению безопасности, законности и правопорядка.

Увольнение по основанию, предусмотренному п.9 ч.З ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» (в связи с совершением поступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел), не связано законодателем с привлечением сотрудника к административной либо уголовной ответственности. Данные факты устанавливаются именно в рамках проведения служебной проверки.

Из заключения служебной проверки следует, что уволен истец не в связи с привлечением его к административной ответственности, а (в связи с совершением им проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел); в заключении по результатам служебной проверки указывается на совершение Г., проступка, а не административного правонарушения. Факт совершения проступка установлен при проведении служебной проверки.

То есть, никаких оснований для признания приказа об увольнении незаконным и внесении изменений в записи в трудовой книжке и личном деле истца не имеется.

Положениями п.9 ч.8 ст.З Федерального закона от 19 июля 2011 года №247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации» установлено, что единовременное пособие не выплачивается гражданам, уволенным со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника внутренних дел.

Поскольку истец был уволен из органов внутренних дела именно за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел, оснований для признания приказа об увольнении незаконным в судебном заседании установлено не было, оснований для возложения на ответчика обязанности по выплате истцу единовременного пособия при увольнении не имеется.

Также не имеется и основания для взыскания в пользу Г., компенсации морального вреда, так как никаких трудовых прав истца ответчиком при увольнении нарушено не было.

Кроме того, суд соглашается с доводами стороны ответчика о пропуске истцом срока на обращение в суд. Пропуск данного срока является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Ходатайство стороны истца о восстановлении пропущенного срока не может быть удовлетворено, так как наличие уважительным причин, по которым истец не мог своевременно обратиться в суд за защитой своего права, доказано не было.

Частью 1 ст.392 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Частью 4 ст.72 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» также предусмотрено, что сотрудник органов внутренних дел или гражданин, поступающий на службу в органы внутренних дел либо ранее состоявший на службе в органах внутренних дел, может обратиться в суд для разрешения служебного спора, связанного с увольнением со службы в органах внутренних дел, в течение одного месяца со дня ознакомления с приказом об увольнении.

Таким образом, срок обращения в суд по данному спору составляет 1 месяц, так как связан с приказом об увольнении истца.

Увольнение состоялось «***» 2015 года, в суд с настоящим исковым заявлением истец обратился «***»  2016 года.

Как следует из объяснений истца к родителям он уехал в середине июня 2015 года, в сентябре 2015 года он находился дома.

Свидетель в судебном заседании  показал, что является соседом Г., они часто встречаются. Примерно с лета 2015 года по весну 2016 года Г., он не встречал, со слов жены Г., знал, что тот уехал к родителям.

Свидетель в судебном заседании показала, что является женой Г., они вместе проживают. Муж уехал к своим родителям в июне 2015 года, а вернулся весной 2016 года.

Согласно справке из больницы Г., находился на лечении в период с 10 сентября 2015 года по 30 сентября 2015 года (л.д.54).

Оценивая собранные и исследованные доказательства, суд считает установленным, что у истца имелась возможность обратиться в суд за защитой своего права как до отъезда к родителям, так и после этого. Родители истца проживают на территории Ивановской области. Отсутствие возможности обратиться в суд посредством почтового отправления истцом не доказано. Показания свидетелей об отсутствии Г., по месту жительства с июня 2015 года по весну 2016 года противоречат объяснениям самого Г.

На основании вышеизложенного в удовлетворении исковых требований истца должно быть отказано в полном объеме.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

В удовлетворении исковых требований Г., к Управлению Министерства внутренних дел по Ивановской области о признании приказа об увольнении незаконным, возложении обязанности по исключению и внесению записей в трудовую книжку, выплате пособия при увольнении и компенсации морального вреда отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Ивановский областной суд через Октябрьский районный суд г.Иваново в течение 1 месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России